Фламмарос - оптимистический блог

Бастион

     - Укуси себя за задницу, - сонно проворчала Лизавета и натянула на голову подушку.
     - Ну, хочешь, я тебе кофею принесу? – не сдавался Егор. – Прямо в постель.
    - Лучше в чашку, - буркнула Лизавета, высовывая из-под подушки растрёпанную голову. – Дал бы поспать, право-слово…

     Кто рано встаёт, тот всех достаёт. Об этом Егор знал. Но он уже напился кофе и погулял с Дилларом, и делать было совсем нечего. Но Лизавета уже проснулась, и теперь путалась в рукавах халата.
     - Дильку покормил?

     Дилька, или правильно Диллар, – здоровенный пёс неведомой породы, явился из кухни, смачно облизывая морду. Мохнатый Дилькин хвост мотнулся, приветствуя хозяйку.

 

     - Лиз, пошли куда-нибудь? – просительно произнёс Егор. – Ну, вон хоть на Патриаршие, лебедей покормим.
     - Чего тебе дома-то не сидится? – поинтересовалась Лизавета.
     - Скучно…
     - А-а…

 

     Лизавета зевнула и пошла в ванную. Егор дёрнулся, было, за ней, но вовремя остановился. Не выспавшаяся Лизавета – та ещё радость.

 

      Пока Лизавета булькалась в ванной, потом гремела посудой на кухне, Егор придумал: надо сходить на новый аттракцион. Леха говорил, что там прикольно. И главный приз – пятьдесят тысяч, далеко не лишние деньги. Как его там, «Цитадель», что ли? Правда, Лёха только ободрал где-то руку и порвал свитер, вернулся без приза. Так и не одолел эту самую «Цитадель», но поржали над его рассказами знатно.

 

     Выходные были сущим наказанием для Егора. Он просто не знал, куда себя девать. И вот сейчас – не дал жене поспать со своим зудом в пятках. Правда, Лизавета называла это по-другому, шилом в заднице.

 

     - Лиз пошли на эту «Цитадель» сходим?
     - «Бастион», - поправила Лизавета, появляясь в дверях.

 

     Егор залюбовался на руки жены, пухлые, молочно-белые. Лизавета собирала в пучок непослушные рыжие волосы, держа в зубах заколку. И выглядела при этом весьма соблазнительно. Однако у Егора и впрямь горели пятки.

     - Хочешь – сходи сам на этот ваш «Бастион», мне совсем не интересно.
     - А ты не обидишься?
     - Нет, у меня дел много.

 

     Вот так всегда. Иногда Егору казалось, что Лизавета на добрых полсотни лет старше его. Воспользовавшись случаем, Егор напялил куртку и выскочил из дома. Идти было не далеко, всего-то пару остановок.

 

     Ветер на улице подхватил тротуарную пыль и швырнул ей в Егора. Сентябрь в этом году выдался сухим и ветреным. Не то, что в прошлом году. Тогда они только сыграли свадьбу, и Егор всё не мог насмотреться на Лизавету. И за что это ему, легкомысленному балбесу, такая умная и правильная жена?

 

     Аттракцион притулился прямо возле лесопарка, его линялый купол шапито виден был издалека. Егор купил билет и шмыгнул внутрь. Изнутри мишурная прелесть передвижного цирка казалась какой-то траченной молью. То там, то сям в брезенте тента имелись заплатки, а потолок шатра свозил мелкими дырами. Прямо посреди арены возвышалась какая-то странная конструкция, что-то наподобие средневековой башни с единственным входом. Тыльная сторона башни примыкала к задней стене шатра, очевидно, там был выход. У входа стоял чувак в бутафорских рыцарских латах, рядом с ним за столиком сидела дама в ренессансном колпаке с вуалью. Хорошо хоть, коня в тяжёлых доспехах не притащили.

 

     К даме змеилась небольшая очередь, человек десять, не больше. Всё – молодые парни. Они поочерёдно наклонялись над столиком, черкали что-то на бумаге, входили внутрь. Из башни не выходил никто, что подтверждало догадку Егора о выходе с другой стороны. Очередь двигалась довольно быстро, и вот уже Егор стоит перед дамой. Вблизи дама оказалась тёткой в летах с обрюзглым лицом и усталыми глазами. Грубо наложенный театральный грим усугублял впечатление.

 

     - Прочтите и распишитесь, - сказала тётка, протягивая Егору листок, изукрашенный геральдическими виньетками.
     Псевдоготический шрифт листка оповещал об опасности аттракциона для здоровья, и о возложении ответственности за любые увечья на самого рыцаря, штурмующего бастион. Егор хмыкнул и, не глядя, подписал бумаженцию.


     - А принцесса-то у вас там есть? – спросил ради смеха.
    - Там много чего есть, уклончиво сказала тётка, прикидывающаяся дамой, а бутафорский рыцарь убрал с дороги неправдоподобную секиру.

 

     Зрителей в цирке было немного, но всё-таки Егор чувствовал на себе чужие взгляды. Поэтому без колебаний шагнул за чёрный бархатный занавес, который издали можно было принять за тьму, царящую внутри башни.

 

     За порогом и в самом деле было темно, на Егора пахнуло затхлостью и мышами. Постояв мгновение, он понял, что свет не зажжётся, и принялся искать что-либо на ощупь. Что – он и сам не знал, Лёха говорил о каком-то канате. Поиски увенчались успехом, канат нашёлся. Скользкий, словно намыленный, он уходил куда-то вверх, под самый купол шапито, который подпирала собой башня. Метров двадцать, наверное, будет, - подумал Егор, - а то и больше. Однако Лёха, сверзнувшийся с каната, не жаловался. Да и под ногами было мягко, наверное, гимнастические маты настланы. Не станут же они и впрямь подвергать людей опасности, ведь эта их филькина грамота в случае серьёзной травмы ничего не стоит.

 

     Егор поплевал на руки и полез по канату вверх. В кромешной тьме не видно было – насколько он поднялся, поэтому мысль о том, что стоило снять туфли, показалась запоздалой. Канат скользил под руками, Егор раскачивался на нём, как маятник Фуко, но упорно продолжал лезть. Сколько времени прошло, он не знал, однако по его ощущениям – минут десять. Неожиданно на шершавой, под камень, стене, мелькнул красноватый отблеск, и Егор покосился вниз. Языки пламени весело бежали по канату, догоняя его. А пол башни терялся во тьме. Чёрт возьми! Что это значит?

 

     По-обезьяньи изогнувшись на канате, Егор попытался раскачать «маятник», и это ему почти удалось. Во всяком случае, когда пламя добралось до его ног, канат описывал эллипс, проходя близ стены башни, на которой Егор заметил какие-то крючья. Не успев по-настоящему испугаться, он выпустил из рук канат и повис на одном из них. Пламя устремилось ввысь, подсвечивая стены бастиона, и в его неверном свете Егор успел разглядеть металлические крючья, идущие спиралью вверх по периметру башни. Они доходили почти до… до чего? Высоко вверху располагалось что-то, похожее на полку, идущую вдоль стены. Но огонь пронёсся выше, и Егор не успел рассмотреть, как следует.

 

     Отыскивать следующий крюк пришлось в темноте, на ощупь, кукольным петрушкой болтаясь на стене. Однако через несколько крюков Егор успокоился. Ну да, руки ныли от непривычной нагрузки, но крюки находились в пределах досягаемости, и, раскачавшись, повиснув на одной руке, он мог дотянуться до следующего. Егор уже пожалел, что ввязался в эту авантюру. Канат, наверное, чем-то смазан, вон как весело горел. Значит, дома влетит от Лизаветы за вымазанную одежду. Да и усталость брала своё, подниматься становилось всё трудней и трудней. Тем не менее, до увиденной в свете горящего каната полки Егор всё-таки добрался. Вскарабкавшись на неё, растянулся на животе, отдыхая.

 

     Долго отдыхать не пришлось, полка с треском подалась вниз и просела. Вот те на! Егор ошалело заметался, ищу спасительные крючья. Но крючьев больше не было, сены оставались шероховатыми, но абсолютно гладкими. Отходить от стены, чтобы найти очередной канат в темноте было страшно. Под ногами не видно было края кромки. Да и был ли там ещё один канат?

 

     Под ноги попалось что-то, похожее на порожек, и Егор едва не растянулся во весь рост на трещавших и шатающихся под ним досках. Впотьмах инстинктивно схватился за что-то, и это что-то не затрещало и не подалось под рукой. Вцепившись в неведомую круглую штуковину, Егор услышал, как полка, идущая по периметру башни с грохотом ушла вниз. Однако под ногами оставалась зыбкая и ненадёжная площадка. Не рискуя ослабить хватку, Егор осторожно ощупал найденную инстинктивно опору. Это было похоже на бобину с намотанным на ней тросом. С торца торчала изогнутая ручка. Лебёдка! Егор попробовал крутить ручку. Шла туго, но площадка под ногами дрогнула и дёрнулась вверх. Это обнадёживало.

 

     Егор давно потерял счёт времени. Ему казалось, что он в это чёртовой башне, как минимум, часа три. А может, и пятнадцать минут. Рубашка под курткой взмокла от пота, крутить ручку было всё трудней и трудней. И вот, наконец, платформа дрогнула и встала, ручку совсем заклинило. Егор привстал на цыпочки, вытянул руки, пытаясь нащупать что-либо над головой. Ничего. Всё те же шероховатые стены. Но трос от лебёдки шёл вверх, и ничего, похожего на блок, Егор нащупать не сумел. Лезть по тросу? Слишком тонок, на таком не удержаться. Да и гладкая сталь – это не то, что пеньковый канат.

 

     В башне царила неестественная тишина. Ну и звукоизоляция у них! Пусть не полный цирк, но зрители всё-таки были. И участники. Там же целая очередь у входа. Куда они все деваются? Прямо другое измерение какое-то. В душе шевельнулась древняя потаённая жуть. А что, если и впрямь – другое измерение? И выхода отсюда нет. И всё, что составляло его жизнь, осталось позади. Лизавета, Дилька, работа, ребята…

 

     Спохватившись, Егор понял, что сидит на крошечной площадке, висящей над неизвестностью, в полной темноте, и не предпринимает ничего для того, чтобы изменить положение. Он вскочил, зашарил руками по каменной стене, и обнаружил в неё какую-то ямку. Не то, чтобы ступеньку, но рукой ухватиться, или ногу поставить можно. Подтянувшись, немного выше нашлась ещё одна такая ямка. Форт «Байярд», блин!

 

     Стараясь держать направление, чтобы в случае чего упасть на покинутую площадку, Егор карабкался по ненадёжным отверстиям в камне, и проклинал собственный авантюризм. Когда эта чёртова башня кончится? И кончится ли она когда-нибудь вообще?

 

     За шиворот капнуло что-то мокрое. Это ещё что? Потом на голову. На руки, на плечи. И вот уже настоящий ливень хлестал откуда-то сверху, превращая камень в скользкий обмылок. Егор из последних сил, обламывая ногти, цеплялся за каменную кладку. Ещё немного и, сдирая в кровь руки, он полетит вниз. Но, к счастью, протянутая вверх в поисках очередной ямки рука нащупала что-то более надёжное. Какая-то балка, идущая по диаметру башни. А вот и блок, на котором удерживалась лебёдка.

 

     Шум ливня постепенно стихал, и капли становились редкими. Тем не менее, балка, на которое едва можно было стоять, была такой же скользкой, как и стены. А на противоположной стороне башни, словно в заштатном кинотеатре, горела зелёным будничная табличка «Выход». Чёрт возьми, вот тебе и другое измерение.

 

     Егор не помнил, как он прошёл по балке, не помнил скрипа открываемой двери, самой обычной, деревянной, не запомнил и гудения лифта, спускавшегося, казалось, с самых небес. В самой обычной конторке с жалюзи на единственном оконце и старым письменным столом его принял какой-то лысеющий мужичок, суетливо пожал руку и вручил какой-то сертификат. Всё это очень напоминало бы какую-то малобюджетную пьеску, если бы не конверт с купюрами. Пятьдесят тысяч. Полторы зарплаты молодого специалиста. Новая зимняя шапка для Лизаветы, сапожки, мешок корма для Дильки и, может быть, новый винчестер для их старенького компьютера.

 

     - Поздравляю, молодой человек, вы у нас единственный победитель, - с чувством сказал мужичок, сверкнув очками.


     Пожимая его мягкую ладошку, Егор понял, что казалось странным. У мужичка были разные глаза. Один блёклый, серый, непрерывно бегающий за линзами очков, другой – тёмный и неподвижный. Ну что ж, бывает. Может быть, протез.


     - Мы внесли вас в нашу базу данных, как потенциального участника следующих турниров, - сказал мужичок. – Надеюсь, вы не откажетесь от участия?

 

     Каких ещё турниров? Очередной форт «Байярд»? Ну, уж нет! С изумлением Егор понял, что согласно кивает и улыбается. Конечно. Всенепременно. Хоть сейчас.

 

     - Нет, сейчас мы вызовем вам такси, - доброжелательно сказал мужичок. – И вот тут вам небольшая компенсация за испорченные вещи. Распишитесь, пожалуйста.

 

     Уже подписав там, где ткнул пухлый палец, Егор увидел заголовок псевдоготическим шрифтом – «Контракт». Какой ещё контракт?!

 

     - О, не беспокойтесь, всё то же самое, с некоторыми изменениями, - засуетился мужичонка, - зрители, зрители будут вас видеть. Ну и, препятствий будет немножко больше.


     Егор рванулся за подписанной бумагой, но она, словно по волшебству, исчезла в ящике письменного стола.
     - Э, нет, дорогой мой! – мужичок протестующее поднял руки, - Контракт с ООО «Бастион» так просто не расторгается. Он вообще не расторгается. Он вечен.

 

     Мужичок говорил ещё что-то, но в глазах Егора плыла какая-то туманная дымка, и вместо гладкой лысины на голове говорящего показались какие-то маловероятные шипы, а пухлые ручки неожиданно обзавелись уродливыми когтями. Егор перегнулся через стол, пытаясь достать ящик, в котором исчез контракт. Жутко трансформирующийся мужик вспорхнул над столом и завис в уходящем ввысь пространстве. Ящик стола неожиданно оказался горячим. Егор толкнул его от себя, и он выдвинулся, открыв пышущие жаром недра. С ужасом Егор понял, что смотрит в жерло вулкана…


    - Контракты ООО «Бастион» не горят, милейший! – каркнул откуда-то сверху голос…

 

     - Ало, гараж, приехали.
    Егор открыл глаза. Такси стояло у самого его дома, Лизавета развешала на балконе бельё, а из кухонного окна внимательно смотрел вниз Дилька.


     - Приехали, говорю. Платить будем? – не унимался таксист.
    Чёрт, привидится же всякая фигня. Егор потряс головой и сунул руку в карман – за бумажником. В кармане лежал скомканный конверт. Деньги, пятьдесят тысяч. И – «вечный» контракт с ООО «Бастион»…

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse